Персональные инструменты
Счётчики

Копипаста:Совок

Материал из Lurkmore
Перейти к: навигация, поиск

[править] Высер в тему от самого Германыча

Весьма распространены среди совков еще две категории: шлимазлы вроде Великого Инвольтатора и бывшая элита VIP, ВНЕЗАПНО ставшая рядовым быдлом (или небыдлом). Ручной кремлевский фошыст Румянцев (ака Германыч) проводит феерическую расстановку точек над наиболее яркими представителями последних — Кара-Мурзой, Прохановым и Зиновьевым:

Интересны биографии главных популяризаторов Советского мифа. Проханов – выпускник МАИ (1960 год), т.е. технарь, но по специальности работал всего два года в НИИ. То есть он «технарь теоретически». По непонятной причине всего через два года работы инженером уехал в Карелию, где устроился лесником, то есть в общем-то, отлынивал от работы. В это же время начинает печататься в газетах и журналах, а с 1970 года он уже работает корреспондентом газеты «Правда» и «Литературная газета» в Афганистане, Никарагуа, Камбодже, Анголе и т.п. То есть становится этаким певцом Советской империи. Понятно, что заграничный корреспондент – в СССР это весьма свободная и вольготная жизнь. То есть жизнью простого советского человека Проханов жил лишь до того момента, когда убежал из НИИ в лес. Почему он оставил НИИ? Не понравилось быть простым советским инженером? Зато позднее он очень романтично писал про жизнь советских инженеров в НИИ, создающих новые системы вооружения.

Сергей Кара-Мурзой тоже естественник. Закончил институт примерно в одно время с Прохановым. Но если Проханов учился на авиа-инженера, то Кара-Мурза стал химиком. Сразу после окончания института в 1961 году стал аспирантом и сотрудником Института химии природных соединений, затем Института органической химии АН СССР. В 1966 году Кара-Мурза едет в двухлетнюю командировку на Кубу. Что такое была Куба в представлении советских людей в 1966 году? Это был почти рай. Вся техносфера вполне соответствовала общецивилизационному мировому уровню, плюс массированная финансовая поддержка со стороны СССР. Ну и вообще – Гавана, климат, океан, сигары, романтика постреволюции, Фидель Кастро, Че Гевара, Хемингуэй и т.д. и т.п. Короче, сказка.

У меня одноклассник несколько лет провёл на Кубе. Мы его рассказы и фотографии воспринимали, почти как фантастику. Ну а тут Кара-Мурза, которому ещё и 30 лет не исполнилось, отправляется жить на Кубу, то есть по советским меркам просто в сказку (кубинская сказка ещё и сейчас очаровывает многих). Затем Кара-Мурза возвращается в СССР и снова в 1970 году убывает на Кубу на два года. Затем работает в Институте истории естествознания и техники АН СССР, где поднимается до заместителя директора. Сегодня Сергей Кара-Мурза любит кокетливо называть себя «типичным совком». Однако он малость «пережимает» – типичные совки не жили на Кубе 4 года и не работали в институтах АН СССР. То есть снова видим, что биографию такого мощного защитника советского мифа, как Кара-Мурза, никак нельзя назвать биографией типичного советского гражданина.

Кстати, ещё любопытная деталь: двоюродный брат Сергея Кара-Мурзы – Алексей Кара-Мурза, был (а может продолжает быть и сейчас) членом федерального политсовета СПС, т.е. партии, чью роль в деле гайдаровских реформ переоценить сложно. Не знаю, общается ли «типичный совок» со своим братом или нет, но факт есть факт. Между прочим, известный телеведущий Владимир Кара-Мурза, работавших в ненавидимой всеми совками «империи Гусинского» – тоже родственник Сергея Кара-Мурзы. Из всего этого напрашивается вывод, что семья Кара-Мурз – вовсе не типичная советская семья.

Ещё более примечательна биография Александра Зиновьева. Зиновьев стал антисоветчиком ещё в 1939 году! Потом ушёл добровольцем в армию (якобы, чтобы спастись от ареста). Воевал – сперва танкистом, а потом лётчиком. Имел боевые награды. После войны поступил на философский факультет МГУ. В 1951 году получил диплом с отличием и остался в аспирантуре. В 1960 году защищает докторскую и к моменту, когда Проханов убывает в лес, Зиновьев уже профессор. В 1976 году в Швейцарии выходит антисоветская книга Зиновьева «Зияющие высоты». В итоге в 1978 году КГБ ставит его перед сложной дилеммой: сесть в тюрьму за антисоветскую деятельность или собрать манатки и выехать за бугор.

Не знаю, как поступил бы Проханов или Кара-Мурза, но Зиновьев от тюрьмы отказался и в 1978 году убыл в Мюнхен. В котором написал много антисоветских статей и книг. Собственно, Зиновьев был примерно таким же антисоветчиком, как Солженицын. В 1999 году Зиновьев возвращается в Россию и происходит необыкновенная метаморфоза – из обличителя Советской власти он превращается в адепта тезиса: «Период СССР – самый лучший период жизни русского народа за всю его многовековую историю». Я присутствовал как-то на одном совещании/обсуждении в узком составе, на котором председательствовал Зиновьев. На меня он произвёл впечатление человека, осознающего в полной мере собственную гениальность с одной стороны и не очень сильно убеждённого в «просоветской позиции» с другой. На том заседании Зиновьев предпочитал больше говорить о «задачах русского народа», нежели о советском счастье. Но этом моё субъективное впечатление, тем более я, как сказал, слушал его всего один раз.

Итак, что же мы имеем? Все три главных адепта советского мифа прожили жизнь, которая даже близко не походила на жизнь типичного советского человека. Проханов и Кара-Мурза очень рано стали ездить в длительные загранкомандировки, а Зиновьев вообще прожил 21 год в ФРГ, причём весь этот период был страстным антисоветчиком. А до ФРГ Зиновьев работал на факультете в МГУ, что тоже не делало его очень близким к нуждам советских людей (но даже в МГУ он советские порядки сильно недолюбливал). Таким образом получается, что рассуждая о «самом лучшем периоде в жизни советского народа» они пишут не о том, что хлебали ежедневно сами, а то, о чём они знают теоретически – как журналисты, публицисты и т.п. или просто вспоминают свою юность.

И – что вообще характерно для защитников советского мифа – они рассматривают СССР, именно как «проект», то есть как некую геополитическую субстанцию, противопоставляющую себя другой геополитической субстанции. Совка-теоретика в самом деле мало заботят бытовые условия простых людей (лично их бытовые условия были гораздо лучшими) – их больше волнует общая историческая канва противостояния СССР-США. Но они об этом своей пастве не сообщают. Что, на мой взгляд, несколько нечестно. Нечестно в СССР жить жизнью журналиста международника, общаясь с сильными мира сего, получая любые материальные блага, но после развала СССР рассказывать несчастным людям о том, как им хорошо жилось в СССР. Проханов и Кара-Мурза нечестны в том, что их в самом деле счастливая жизнь в СССР не имеет ничего общего со «счастливой жизнью» в СССР обычных людей.

Мне доводилось в 90-х годах бывать в редакции газеты «Завтра» на Комсомольском проспекте – это была, собственно одна большая комната, в которой сидело куча народа, там же лежали пачки газет. Помню как-то видел Проханова, который сидел за своим столом с каким-то посетителем и цедил портвейн. Вполне естественно, что эта новая жизнь ничуть не устраивала его, бывшего когда-то корреспондентом газеты «Правда» (в пафосном редакции газеты «Правды» мне неоднократно доводилось бывать в 1989 году – это было небо и земля по сравнению с редакцией «Завтра»).

Всё очень просто. И Проханов, и Кара-Мурза в самом деле с развалом СССР потеряли многое. Вот об этом они и тоскуют – искренне и очень убедительно. И эксплуатируют беду многих советских людей пожилого возраста, по которым в самом деле как танк прошлась «шоковая терапия» Гайдара. Но они и сейчас устроились неплохо. Тот же Сергей Кара-Мурза выпустил уже десятки книг многотысячными тиражами, в которых описывает «как хорошо жилось при Совке». И все эти книги приносят автору очень неплохой доход. Не такой обильный, как у Донцовой, наверное, но тоже вполне неплохой. Так что «слёзы по СССР» вполне можно конвертировать в звонкую монету. Впрочем, раз есть люди, которые хотят читать про «Советскую Империю, которую мы потеряли», то глупо было бы не зарабатывать на этом.

(анонимус, имеющий у себя дома около 30 книг Зиновьева, и прочитавший их все по 2-4 раза, в т.ч. его автобиографию "Русская судьба. Исповедь отщепенца", гарантирует, что Зиновьев как раз жил в очень ужасных условиях при сталинизме (а не при Брежневе, когда появились холодильники, телевизоры, автомобили и т.п.), отдельную однокомнатную квартирку получил в 40 лет. Но это, в принципе не самое важное. Просто прошу здесь факты излагать все, а не замалчивать невыгодную часть. Далее, оценивать Зиновьева как антисоветчика настолько же плоско и примитивно, как говорить, что квантмех - одна из теорий, в которой используется знак производной. Просто прочтите его книги, штук 5: "Желтый дом", "Глобальный человейник", "Русская судьба, исповедь отщепенца", "Зияющие высоты", "Русская трагедия, гибель утопии". Там вещи непроходимой сложности описания. В "Желтом доме" его герой не любит СССР, но говорит, что предпочитает его больше, чем другие режимы. Взаимоисключающие параграфы? Авотхуй! Просто в реальности действует много разных факторов. Пусть за фактор А Вы реальность любите, а за фактор В Вы реальность ненавидите. Пусть факторы сосуществуют. Берем конъюнкцию - получаем противоречие. Но это же фигня! Ситуация вполне реальна. Значит не конъюнкцию надо брать. Надо числами оценивать и потом их суммировать или еще сложнее. Критические оценки Зиновьева должны быть очень длинными прежде всего. Страниц на 30. Нечего так все упрощать. Кстати, он же писал, что на книгах в ФРГ зарабатывал - нужны были деньги. А издательство УРСС тоже деньги на издательстве научных книг зашибает?! Просто аспект зарабатывания денег здесь несущественен. Что мы можем знать об истории СССР, если там не жили? Учебники истории дают никакое представление о жизни тогда. А здесь - реальное описание, длинное, подробное, даже частично теоретическое! (Кара-Мурзу я не беру тут и Проханова тоже, хотя может и у них такое есть). Хрен Вы где такое найдете, даже у самих совков спросите - они Вам не расскажут просто потому, что мозгов не хватит)

[править] Высер в тему от виртуала Vnovodvorskaya.

Совки, поганые совки, что вы можете, совки. Совки. Совки. Совки. Совки. Совки. Стоять в очереди за советским квасом, едва желтым, с запахом мочи и пота, и пить его потом жадно, захлебываясь от счастья, закатывая глаза в серое советское небо с портретом Вождя, сложенным из облаков, проливать квас себе на рубашку, морщась от вони и стыда, прятать протертый некрасивый сапог и бежать, бежать в очередь за хлебом, давиться с жирными монструозными бабками в ситцевых платьях, у которых от плеча до локтя страшный целюлит, такой огромный, дряблый, чудовищный целюлит, с портретом Вождя, складывающимся из складок мерзкого жира, покрытого редкими гормонально-болезненными волосками. А потом срать возле мусоропровода в собственном подъезде, срать, унижаясь, подскакивая от каждого шума возле входной двери, срать себе на сапог, тужиться, плакать и кусать губы, потому что ключ потерял, смотреть на стену с потеками мочи в виде портрета Вождя, тихо рыдать от безысходности, кричать, бросаться своим говном в стены, в проклятый портрет ухмыляющегося Вождя, давить говно пальцами, смеяться, петь, размазывать говно по лицу и хихикать. Выйти под тусклые советские звезды, ходить по улицам, спотыкаясь, уворачиваясь от одинаковых жутких серых фигур, забрести на грязные задворки овощной базы среди непрерывного жужжания муж, запаха гнили, кала и смерти. Пинать и ломать деревянные ящики, валяться в кучах гнилых огурцов и разбрасывать вонючую тухлую капусту. Выцарапывать себе на груди ржавыми гвоздями портрет Вождя, совать свой коричневый член в тухлый, чавкающий кабачок, кончить в него три раза, а потом сожрать, отрыгивать, рыдать, кричать и хрипеть, пока лицо не сделается багровым под маской засохшего говна. Взять кривой советский лом и серым советским утром проткнуть ломом такого же, как и вы, забулдыгу, спящего под забором. Бить его ломом по голове, груди, вытаскивать его внутренности, размазывая их по серо-коричневой советской земле, рисуя толстым кишечником, оторванными рукам и ногами портрет Вождя. Упасть носом вниз и вдыхать серую советскую пыль.

[править] См. также