Персональные инструменты
Счётчики

Портал:Ниасилили/Усташи

Материал из Lurkmore
Перейти к: навигация, поиск
Recycle.pngЭта статья находится на доработке.
Эта статья всё ещё не взлетела и не соответствует нынешним реалиям /lm/. Если 24.02.2018 не наступит решительного улучшения, статья подлежит безоговорочному уничтожению.Дата последней правки страницы: 04.02.2018
Векослав Лубурич, один из наиболее брутальных усташей

Усташи (сербохорв. Ustaše, Ustaši) — радикально-националистическая, чего уж греха таить, фошыстская политическая и военная группировка родом из Хорватии. Судя по деяниям, убеждениям и обращению с врагами усташи — близкие родственники укрских расовых бандеровцев, не уступающих им по жестокости и склонности к гуро. Врагами считают сербомоскалей и всех, кто им сочувствует. Как и подобает современным законам Евросоюза, усташи ныне запрещены законом, однако жива в умах отдельных придурков со времён Югославских войн.

Содержание

[править] Если кратко

  1. Возьмите какую-нибудь листовку или брошюрку бандеровцев эпохи пещерного национализма (сгодится даже киселёвская поебень).
  2. Замените слово «украинец» и однокоренные ему на «хорват», а антонимы к слову «украинец» на «серб» (и на «югослав» при упоминании государства)
  3. Возьмите архивы немцев, итальянцев или югославов по деревням или концлагерям на территории Хорватии или Боснии и впишите данные про гражданское население.
  4.  ??????
  5. PROFIT!

[править] Краткий курс истории Хорватии

[править] Откуда пошла хорватская земля

Хорватия упоминается ещё в старинных летописях, когда венецианскому дожу (то есть правителю) как-то пришлось уступить земли хорватскому бану (правителю). По легенде, бан порвал хорватского дожа в шахматах и выиграл у него пару-тройку городов, по случаю чего впихал шахматную доску на герб (красно-белые клеточки). У хорватов была своя королевская династия, но, как водится, примерно в одно время с Ярославом нашим Мудрым хорваты просрали все полимеры и стали анальными рабами венгров на долгие века, чья династия Арпадов прибрала к своим ручонкам города. Тогда все переебались, переплелись, и смешались там польские, немецкие, венгерские, хорватские, французские и итальянские корни.

Хорватию потом тащили к себе то венецианцы, которые были уже не те, а потом оттяпала Австрия с Габсбургами. На фоне тусовавшихся под носом аллах-бабахов из Османской империи в Хорватию стали прибывать сербы, которые отличались от хорватов ну разве что вероисповеданием — тогда не разобраться было, судя по речи, кто перед тобой стоит. (Это потом хорваты натащили итальянской лексики, а сербы — турецкой). В XVII веке тогда ещё несвидомые хорваты благодаря проповедям учёного мужа Юрия Крижанича, который ездил к самому Алексею Михайловичу, задумались, а не попытаться ли попросить Русское государство в будущем убить двух зайцев: выкинуть на хуй турок, которые тянули свои руки уже почти двести лет на Европу, и австрийцев со своими печеньками. Из Хорватии и Боснии стали мигрировать в Россию всякие местные жители, которые основали колонии на территории современной Незалежной (оттуда город Славяносербск появился).

[править] Скачано 5% прав

Австрия постепенно просирала полимеры. Попытка склеить с десяток народов немецким языком и германской культурой проваливалась, тем более Наполеон наебал массово Австрию и заставил её после французского просёра в Москве предательски воткнуть нож в задницу Бонапарту. А самих хорватов заипали венгры, которые жировали и в ус не дули. Зародилась идеология иллиризма, которую проповедовал товарищ Людевит Гай. Весна народов 1848—1849 годов, когда венгры подняли местный майдан, стала поводом для хорватов поднять своё восстание, чтоб выбежать из-под австрийского колпака и запилить свою державу: Сербия к тому моменту уже была независимой, хотя платила дань местным турецким рамзанам. Хорваты мечтали заодно ещё и отпиздить венгров, которые угнетали нищасне хорватов, но венгры прознали про планы и решили заодно отпиздить всех — и австрияк, которые рвутся к власти, и хорватскую братву. Австрийцы не знали, кого мудохать в первую очередь, но решили хряпнуть венгров (не без нашей помощи, ессна, Николай Палкин отпиздил палкой венгров).

Венграм поднасрали знатно, и они разозлились. Австрияки, чтоб не повторялся такой фокус, в 1868 году добились установления двуединой монархии и расширили автономию венгров, дав им и право родного языка, и свою собственную армию. Хорваты подохуели от такого развития и потребовали право на свою армию: венгры ломались-ломались и сломались. Скрипя зубами и скрепя сердце, они разрешили хорватам запилить свои войска. И тут-то начала пробиваться гнильца, которую посеяли в славном балканском народе потомки финно-угров (не тех, которых хохлы винят в своих обосранных шароварах).

[править] Теория древних укрохорватов

Дохтур Анте Старчевич, который для хорватов является тем же, что Маркс для коммунистов, стал писать про то, что дескать, мы хорваты и имеем право на своё государство и исконно хорватские земли, а Господь Б-г и католическая церковь (только римско-католическая церковь) всем нам поможет это сделать. А в бедах хорватов он предложил винить клятых сербомоскалей: дескать, из-за них хорватские дидыголодале, бабкинедоедале, и сербы нищасну хорватску мову запрещали и называли её сербской или вообще диалектом (учёные с большим трудом нашли различия между фонетикой, лексикой и грамматикой между сербским, хорватским, сербохорватским и боснийским языками). Ну всё как по методичке Пасечника, хуле.

Однако Старчевич пробил и тут днище, заявив, что у хорватов есть исламский союзник — боснийцы. Их руССкие националисты и ыксперты по Балканам называют бессовестными чурками, у которых были сербские корни, а они, гады такие, взяли приняли ислам и стали бандюганами на службе Османской империи. Впрочем, Старчевич утверждал, что боснийцы ничего с турками не имеют и вообще это благородные и величайшие дворяне Европы. А сербы, мол, пришлые рабы, чьё название латинского слова «servus» (слуга). Ну по такой же логике можно обозвать хорватов «хором ваты».

Позднее усташи развили эту теорию и заявили, что они произошли от древних готов (германского племени), а славянами не являются и вообще это от латинского слова «slavus» (раб). Для большей упоротости они стали составлять собственные слова и выкидывать якобы навязанные сербами, заменяя на какие-то местные атавизмы и рудменты, которые всё же не стали лулзами наподобие хохляцких «спалахуек», «стрипиздиков» и «гумовых нацюцюрников», ибо стухло это достаточно быстро и даже среди современных нацыАналистов считается хуйнёй собачьей.

[править] Усташске воены

[править] Образование банды

Мечта хорватской интеллигенции про незалежную от австрияк Хорватщину какбе осуществилась, потому что в 1918 году эта психушка рухнула, а на её руинах вырос с десяток государств. Югославия впихала в себя добрую часть Австро-Венгрии, всю Сербию и часть Республики Македония. Формально это было Государство словенцев, хорватов и сербов, однако со временем сербы прокачали много прав там. Хорваты обиделись и стали качать у себя права, что привело к срачу: Степан Радич, требуя от сербов отстать от нищасне хорватов и пустить их в свободное плавание, схлопотал маслину и откинул копыта. Кучке хорватов это надоело, и они сбежали в Италию и Венгрию, мечтая отомстить клятым гадам. Возглавил эту шоблу юрист w:Анте Павелич.

Пользуясь методичками Старчевича, он распиарил движение под названием «усташи» и объявил, что скоро придётся воевать за незалежную Хорватщину и убивать клятых сербомоскалей. В Риме католики приветствовали его, ибо сербы им казались упоротыми фанатиками. Снюхались с Павеличем и укры с Бандерой, мечтая аналогично вырезать пшеков, жидов и москалей. Ну а потом через Беню Муссолини про них узнал Гитлер, которому они бы не помешали в качестве пушечного мяса. Считается, что разминка состоялась в 1934 году в Марселе, когда усташи воспользовались услугами одного болгарского долбоёба и застрелили короля Александра Карагеоргиевича. Королём стал малолетний Пётр, а ставший регентом брат покойного короля Павел пригрозил, что усташи схлопочут по ебалу, если только сунутся.

[править] Воцарение незалежной Хорватии

Настал 1941 год, и Адик сунул свой нос в Югославию: сначала Павел подписал было проект о вступлении Югославии в тройственный союз, но местное население (в том числе русская эмиграция) подняли протест, ибо чуяли — Адик полезет на их историческую родину и под предлогом борьбы против краснопузых реализует план «Ост». В итоге Павле выкинули на мороз, а законный король Пётр II, который был серб и молод, подписал договор с СССР о дружбе и послал Адика на хуй. Фюрер разозлился и пообещал устроить головомойку югославам, списав всё же облом на происки чаехлёбов с жидами и коммуняками.

Армию быстро разгромили: сухопутные части из-за генералов-разъебаев и крыс-кунов были раздавлены, чуть подольше продержалась авиация, подбив несколько опытных немецких асов и заставив Геринга ругаться втихомолку «Как какие-то унтерменши, которые даже не англичане, залупу мне на воротник, навязали бой нашим ястребам люфтваффе?!». Когда немцы вошли в Загреб, Павелич туда въехал хоть и не на белом коне, но с вестью, что клята югославская империя пала и Хорватия свободна! Радостно машущие флажками местные жители с радостью встречали немецких вызволытелей. Анте Павелич стал поглавником (эдаким президентом), умудрившись назначить формально короля, коим оказался какой-то итальяшка, который эту самую Хорватию на карте найти не мог и вообще не побывал. Вся усташская братия заняла посты министров в правительстве, командующих армией и флотом (часть югославской армии дружно слиняла к усташам), а страну назвали НГХ, то есть Независимое государство Хорватия.

Католическая церковь признала одной из первых Незалежную Хорватию, ибо паства наконец-то избавилась от угнетения раскольниками и сектантами (однако при этом Рим положил большой хер на польскую паству, которую вели в печи и свои газенвагены немцы). Хорваты присоединили всю современную Боснию и часть Сербии к себе вместе с жившими там мусульманами и создали свой католический джихад. И дальше их понесло: в целях идеологического ЧСВ усташи даже провели «реформу» языка, заменив все враждебные усташескому духу слова и проведя массовые переименования всех структур. К примеру, как гласит Педивикия, «film» было заменено на «slikopis», а «oficir» поменялось на «casnik» (хотя в хорватском языке сохранились такие названия в армии — не «kapetan», а «satnik», не «major», а «bojnik») и т.д. То есть хохляцкие «спалахуйки», «чахлики невмерущие» и «писюнковые злодияки» — это не единичный случай.

[править] Хорватский план «Ост»

Мечта хорватской «интеллигенции» — заморить сербов

Но тут встал встал вопрос: что же делать с недружественным, расово неполноценным и просто асоциальным населением, заполонившим аккуратные хорватские города и сёла, которые Адика видеть как бы не хотели? Ответ был понятен — выпилить к хуям хоть подручными средствами, хоть извращённым способом в лагере смерти. А лучше бы возвести целую систему, которая и была незамедлительно создана. Векослав Лубурич по кличке «Макс» стал создателем этой системы лагерей: местная хорватская кровавая гэбня назначила скромного капитана по усташским меркам аж начальником госбезопасности и управляющего концлагерями (генерал и полковник во главе).

Какое гуро потом началось — известно по рассказам выживших в адской мясорубке. От него блевать тянуло и немцев, и итальянцев — однако Адик и глава СС Генрих Гиммлер запрещали трогать хорватов, считая, что они делают благое дело, истребляя «славянских недочеловеков». Католические монахи участвовали в этом особенно часто: они автоматически прощали все грехи всем, кто участвовал в убийствах, и исповедовавшиеся с радостью бежали дальше резать-убивать-ебать сербов и всех неугодных хорватам. Тем не менее, были случаи, когда монахов за это дело хватали немцы или итальянцы и отдавали под суд. И в единичных случаях солдаты расстреливали охуевшую хорватскую пиздобратию, потом вымаливая прощения у местного населения за то, что ссали сделать это раньше.

Векослав Лубурич активно общался со Стёпкой Бандерой в Хохляндии, Дидо Кватерник и Славко Кватерник готовили бойцов (в том числе Чёрный легион во главе с Рафаэлем Бобаном, прославившимся кровожадностью). Ещё один мудак по имени Миле Будак официально заявил, что сделают с нехорватами: треть обратят в истинную веру, треть заставят принять ислам в нехорошем смысле, треть выкинут нахуй за Дрину, чтоб администрация в Белграде с ними разбиралась. И Будак слово сдержал: монахи-францисканцы устроили пиздец, который бы наверняка описал Босх на какой-нибудь картине.

[править] Миллиард заколотых лично Павеличем

[править] Список Ада и Израиля на земле

Типичный усташский надзиратель

В НГХ было запилено около двух десятков лагерей, большинство из которых к осени 42 года влились в систему Ясеноваца. Сам Ясеновац удалось разрушить в конце войны, однако в Югославии о нём говорили мало, дабы хорваты не взбеленились. Осенью 1942 года Ясеновац посетила с визитом вежливости немецкая делегация. Немцы остались под большим впечатлением от производительности и фантазии ясеновацкой охраны: руководивший им Лубурич гордо заявил, что за год существования Ясеновац выпилил в Хорватии народу больше, чем вся османская оккупация. Особо выделились три лагеря, помимо Ясеноваца:

  • Специальный детский концлагерь Ястребарско, где держали детишек с первых дней жизни и до 14 лет. В августе 42-го лагерь был выпилен титовскими партизанами, которым в качестве трофея досталось около 700 детей. Кого-то, возможно, перевоспитать удалось.
  • Стара-Градишка — концлагерь, включавший отделение матери и ребёнка. В первое время поставлял осиротевших детей для Ястребарско. Надзирали за матерями и детьми, в числе прочих, группа католических монашек. Когда в апреле 45-го монашек таки забороли, живыми было обнаружено 6 (шесть) узников.
  • Лепоглава — лагерь для политических. Лагерь был освобождён в 1943, но вскоре снова восстановлен. В феврале-марте 45-го все заключённые были выпилены самыми различными способами. Из лагерей в своё время сбегали-таки некоторые ярые борцуны.

Хорваты набрались такого ЧСВ, что спокойно посылали немцев за малейшие претензии, угрожая запихать лично в концлагерь. Так безнаказанно ходил страдавший от католицизма головного мозга Мирослав Филипович, францисканец с пидорским голоском, который прославился тем, что убил несколько сот детишек и ухом не повёл. Сами усташи отличались жутчайшей фантазией по поводу расправления с гражданскими, причём не брезговали жечь церкви, и католическая церковь только одобряла это.

  • Мирко Пук (да, это фамилия такая) 11 или 12 мая 1941 года загнала мужчин в деревне Глина в церковь и потребовала документы, что те католики. В итоге у двоих нашлись документы, их отпустили, а остальных сожгли.
  • 30 июля усташи повторили фокус, согнав всё гражданское население Глины под предлогом окатоличивания. А затем заявили: наши диды ваивали и галадали, вы их угнитали, запрещали им на мове говорить, и вообще вы не люди и вас надо было в девятнадцатом году расстрелять, что мы и сделаем, если не приясгнёте. Местные начали массово присягать Павеличу, но усташи уже съехали крышей конкретно и стали всех резать-стрелять-бить: каждому, кто соглашался сотрудничать, они резали горло, заставляли петь про сербов, а потом достреливали. Многим сожгли лица. Выжил всего один старик Любан Еднак, притворившийся мёртвым, который спустя годы поведал историю. Она всплыла на американском ТВ, где хорват-гость телешоу поел гавна в прямом эфире и назвал эту историю кремлёвской… сербской брехнёй, обвинив американцев в сговоре.
  • 7 февраля 1942 года в ещё одной перди под названием Дракулич усташи перерезали детей, женщин и стариков (2300 человек): планировал всё Виктор Гутич, а «отличился» Мирослав Филипович. Усташи переебали всех несовершеннолетних лоли, протыкая штыками и ножами в промежность, а потом принялись за мальчиков. Уже было ясно, судя по архивам и книгам, что от Бандеры, резавшего поляков, они далеко не убежали.
  • Ещё один пиздец приключился в Шарговаце: училки Добрила Мартинович и Мара Шуньич дали показания, по которым Филипович зашёл в класс школы и прирезал одну девчушку, а затем приказал добить всех детей. Гурятина была жутчайшей: разрезанные животы, выколотые глаза. И говорят, что свыше 500 детишек приняло такую гнуснейшую кончину. А Филиповича немцы всё же отдали под трибунал: генерал Эдмунд Гляйзе фон Хорстенау заявил, что таких ебанутых даже в СС не берут. Филиповича формально выгнали из францисканцев, но его гнусная сучность не погибла.
  • В самом Ясеноваце Филипович развлекался как умел: он брал детей у пленных матерей и издевательски побрасывал трижды в воздух, а потом протыкал колом. Выбегавших на крики матерей он расстреливал на месте. Особо упёртых он забивал молотками или расстреливал лично: по некоторым данным, насобрано до 30 тысяч фрагов. Рожа его была вечно в крови, и убивал он когда хотел и кого хотел. Филиповича после войны осудили за загубленные им души и повесили в 1947 году.
  • Наконец, однажды итальянскому послу что-то подали на стол и он подумал, что это мидии, а Павелич сказал, что это глаза убитых сербов. Итальянский посол охуел и потом дома разбирался со своими, спрашивая «Какого хуя вы с этими чертями союзничаете?!». Те ничего внятного не сказали, а когда Италия вышла из войны, то усташи потеряли часть поддержки, оставшись без штанов: католическая церковь не спешила теперь их отмаливать.

Но не одними Филиповичами и Лубуричами так по-чёрному пропиарилась Хорватия. Были два хохла Ваня Демьянюк и Рудольф Штефанюк, которые попались на гомосексуализме, второй еще и каннибал. Их перевели в Ясеновац, сначала на правах заключённых, а спустя несколько символических недель и вовсе освободили, сменив в документах имя второго на Томислава Майсторовича и назначил комендантом одного из вспомогательных лагерей системы Ясеновац. Демьянюк свалил в Хохляндию, а потом в США. Ещё стоит отметить меметичного Алоизие Степинаца, который крестил сербов и евреев в католицизм, обещая, что усташи не тронут их, а потом всячески их динамил и закрывал глаза на то, как убивают даже обращённых сербов. Про православных он молчал, считая: так и надо, а Риму говорил, что геноциды — коммуняцкая брехня. Потом он попал после войны под суд, и хотя Рим всячески требовал от Тито проявить милосердие, Степинац получил-таки реальный тюремный срок. По состоянию здоровья он потом был освобождён и помер у себя дома.

[править] Орудия смерти

Патроны тратить усташам было жалко, и те брали холодное оружие в руки: молотки, кинжалы, топоры и т. д. Короче, всё крестьянское оружие они переделали в боевое а-ля японские ниндзя. Но в процессе функционирования концлагерей выяснилось, что клиентов было слишком много, и персонал сильно уставал на работе. Павелич услышал просьбу подчинённых и запилил конкурс на создание наиболее эргономичного девайса, призванного максимально облегчить процесс набора фрагов. Убиваемый при этом не должен был иметь возможности отбиваться — технология приведения клиента в подходящий для обработки вид у будущих труженников ножа и молота была уже отработана.

Способы казни
 
Усташи готовятся прирезать попавшего в плен

Усташи готовятся прирезать попавшего в плен

Сербосек

Сербосек

И кувалда-сербомолот

И кувалда-сербомолот

Победителем стал серборез: изогнутый клинок различных модификаций, прикреплённый к кожаной рукавице без пальцев. Сам клинок каноничной формы не имел и мог варьироваться от переделанной косы до качественных фабричных клинков длиной более 30 см. Прототипом послужил «Нож для снопов», выпускавшийся расово немецкой фирмой Sollingen аж с 1926 года. По его образу и подобию они изготовили и спецзаказ для хорватского правительства (однако особо упоротые отрицатели геноцидов считают, что ничего хорваты не производили и что им в принципе нельзя убить). Такой нож имел надпись «Gräwiso» на рукавице, что и дало особо политкорректным пользователям повод называть его «нож грэвизо». Чтобы убить таким ножом, особо трудиться не надо, достаточно иногда лёгкого движения руки. Кроме того, закреплённый таким образом клинок не становится скользким от кровищи — уронить его, тем самым снизив темп работы, практически невозможно. И, хотя в боестолкновении нож для снопов практически бесполезен, он отлично подходит для перерезания глоток связанных или просто обессиленных людей, плотно пригнанных друг к другу.

Сербомолот — эдакая кувалда потяжее сербосека, но махать ею явно было усташам веселее, а потому его тоже нередко применяли для выпила везунчиков с особой жестокостью. К нему можно было рабочую часть прилепить какую угодно. И персоналу нравилось: он стал устраивать невозбранно конкурсы на кровожадность производительность. И в итоге самым кровожадным стал Петар Брзица, который получил аж золотые часы, жареного порося и кучу денег за 1300 фрагов. После войны он слинял в США: куда он делся, не знает никто, американцы отказались. В Педивикии указывалась дата, что его наверняка не стало в 2007 году, но кто ж проверит.

b
Канонiческая версия легенды о Вукашине Ясеновацком

Есть мнение, что рекорд мог бы быть и больше, принадлежа в таком случае другому спортсмену, Жиле Фригановичу. Он уверенно шёл к планетарному первенству, но был сбит с панталыку пожилым герцеговинским колхозником Вукашином, который за это, конечно, поплатился ушами, глазами, вырезанием сердца заживо и сбрасыванием в шахту, но зато после операции Фриганович был полностью деморализован и пребывал в таком состоянии, как минимум, пару лет. Свидомому бандеровцу это раскаяние бы не пришло в голову.

[править] На фронте

У Лубурича под началом был отряд в полторы тысячи, впоследствии разросшийся до 7000 готско-хорватских расовых орков, которые принесли на левый берег Дрины матюки, мясо, убийства и голые сиськи. За всё это Лубурич получил правительственные награды и рыцарское звание. Но усташи, как и бандеровцы, ссали выходить в открытый бой против четников и партизан: хотя те разосрались на идеологических мотивах, но пиздить усташей любили особенно. В частности, четники были наслышаны о том, что натворили усташи в деревнях и лагерях, и обещали раздеребанить их ОПГ, поражённую католицизмом головоного мозга. Партизаны же считали усташей в первую очередь снюхавшихся с немчурой гнойными пидорами и обещали выкинуть на мороз их пиздобратию. В итоге усташи были только на вторых ролях во всех операциях.

В самом оккупированном Загребе гремели взрывы: то у Ботанического сада кто-то кинет гранату и выпилит пару усташских курсантов, то на АТС рванёт бомба, и в итоге немцы в Одессе будут кричать в трубку «Аллё», не понимая, что сидевший у аппарата телефонист распидорашен к хуям. Партизаны разгромили кучу усташских гарнизонов летом 1942 года во время похода в Боснию (эдакий аналог рейда Сидора Ковпака), а затем стали хапать один за другим их города, очистив крупную часть Боснии от их следов. Ситуацию усугблял тот факт, что югославы перенесли сюжет GTA в небо, начав угонять дремучие французские и итальянские самолёты, которые были по ТТХ намного выше даже совкового кукурузника «По-2», и невозвранно бомбить усташей или проводить обычную разведку.

Гитлер тащил усташей и на Восточный фронт, но и там им не фартануло: к примеру, в Крыму одна их посудина наткнулась на мину и ушла на дно, но гордые усташи не ушли, решив пустить советские листовки с призывами сдаваться на туалетную бумагу. Под Сталинградом часть их солдат сгинула от голода, холода и советских пуль и штыков, часть трусливо сбежала (но такие, как Виктор Павичич, даже до дома не долетели, упав об землю вместе с самолётом в начале января 1943 года, а ещё одна часть сдалась и покаялась за свои грехи, составив аж 1-ю пехотную бригаду, командиром которой был Марко Месич, дядька президента Хорватии с 2000 по 2010 годы Степана Месича. А ещё один лётчик даже перелетел на самолёте в советский тыл и сдался вместе с парой русских мигрантов и сербом, связав упёртого усташа-радиста и пригрозив ему экстерминатусом. Говорят, с тех пор этот лётчик с радистом и не разговаривает: оба живут в Белграде и оба друг другу посылают мысленно проклятия.

Скрепя сердце и скрипя зубами, усташи побежали просить помощи у четников, и те внезапно на фоне ненависти к коммунякам соглашались, но всё фейлилось. Окончательно весной-летом 1943 года после разгрома немчуры на реках Неретва и Сутьеска стало ясно, что НГХ отсчитывает свои последние месяцы. После капитуляции Италии усташи прибрали к рукам остатки итальянского флота в Адриатике, но партизаны на трофейных пароходиках и рыбацких лодках, ведя свои суда в бухты и укрываясь на островах, стали долбить по усташским посудинам, а британские корабли ещё и обеспечивали прикрытие. Хорватские броненосцы, канонерки и мониторы то садились на мель, то напарывались на мины, то тонули от авиабомб, то их сам экипаж топил по принципу «не доставайся ты никому!».

Назрела идея переворота, чтобы вытащить Хорватию к союзникам, но при этом воевать против коммуняки Иосипа Броза Тито. Идею пресёк Павелич, поймав любителей военных переворотов, а сами британцы признали красных партизан Тито законной властью. Четники были на партизан злы ещё потому, что часть усташей от страха обмочилась и в ходе войны-таки ушла к партизанам, но от этого в глазах четников не изменила свою сущность.

[править] Конец тьмы

[править] Ой, а у вас Хорватия развалилась

В октябре 1944 года советские войска вступили на территорию Югославии. Усташи с дикими кукареканьями побежали прочь, опасаясь того, что товарищ Сталин в лучшем случае отправит их в одну камеру с хохлами или заставит валить лес на Колыме, в худшем — расстреляет к чёртовой бабушке. Они просрали практически всё: югославская армия, вооружённая советским оружием, херачила всех, кто подворачивался под руку, и под конец приблизилась к Сараево и Загребу. Усташи стали разрушать всё подряд, убивать пленных, чтобы не дать коммунистам учинить полноценный суд, и решили понадеяться на то, что демократические британцы и американцы примут и простят их лояльность Адольфу и кровопролитие. Усташи следовали принципу Арнольда Амальрика: «Caedite eos! Novit enim Dominus qui sunt eius». Всё вместе это мероприятие называлось солидно и не без претензии: «Военный Суд коменданта полковника Макса Лубурича».

Самого Лубурича потащили в марте 1945 года в Загреб. 6 апреля на главной улице освобождённого Сараево титовские партизаны обнаружили 55 повешенных, причём один американский журнализд, очевидец освобождения, утверждал, что повешены они были на колючей проволоке. На заднем дворе Виллы Лубурича нашли здоровенную яму с гурятиной. При ближайшем рассмотрении гурятина оказалась останками примерно 400 человек. Павелич же, тем временем пытаясь как бы покаяться, подписал документ, по которому всем гражданам НГХ даровались равные права (Миле Будак бы удавился при виде этой бумажки, по которой все его заявления против сербов не имели никакой силы), но партизаны взяли Загреб. Кучка упёртых в Оджаке держалась до 17 мая 1945 года (власти долго об этом молчали), но усташам уже ничего не светило.

Их НГХ рухнуло 7 мая 1945 года, когда Германия подписала капитуляцию. Павелич заставил Лубурича самому дальше справляться: часть подумывали удрать в американскую зону оккупации, но там британцы поймали их за жопу и развернули в противоположную сторону. Партизаны доделали своё дело, заставив нищасне хорватских свидомитов ежегодно выть по убитым: мол, они же сдались и были безоружными, они не были лояльны Павеличу. Пиздят же.

[править] Сесть, суд сидит!

Усташи были вышвырнуты из многострадальной Югославии, и гражданские, уставшие от дерьма, вздохнули с облегчением — впереди их ждало социалистическое будущее. For the great justice, Хорватия была-таки самой процветающей в Югославии республикой. А в ней под суд попала почти вся пиздобратия НГХ, но не вся верхушка: Павелич по липовому итальянскому паспорту и прикрытию своего очка со стороны ЦРУ сбежал в Аргентину. Один четник его там поймал и попытался пристрелить, но ранил в локоть. Павелич потерял крови много, но выжил. Хотя потом сказал, что не знает, кто на него напал (сначала все подумали на УДБА), и откинул копыта в Испании в 1960 году от последствий диабета, который эта рана усугубила.

Оставшиеся в Хорватии непокорные усташи создали свой бандеровский движ под названием «Крижари» и партизанили ещё долго и несчастливо. Лубурич решил вспомнить молодость и отступил вместе с остатками своих орлов в австрийские Альпы, откуда отправился прямиком на родину к этим крижарям. Они развели вполне годную горную партизанскую войну против коммунистической власти: пламенным хорватским патриотам до поры до времени помогали родные горы. Однако Лубурич после одного ранения понял, что все полимеры просраны, а здоровье уже не торт, и решил съебать от греха подальше в благополучную Европу, думая, что Холодная война всё расставит по своим местам. Крижари продолжали скакать по горам аж до 1952 года, и примерно к тому же моменту аналогично сдулась увага и ЗАЛ УПА в совковой Хохляндии.

Лубурич же уполз в Испанию, где его шлёпнул агент югославских спецслужб Илия Станич, сын одного такого усташа. Из Испании, где правил каудильо Франко, продолжались кукареканья про клятых коммуняк. Станич вполз в доверие к Лубуричу, который в 1968 году снова записал ещё один высер, попавший в СФРЮ: политрук лжёт, Тито расстреливает миллиарды, сербы запрещают мову, деды голодали, бабки недоедали, «сербяку на гилляку» и прочая хуйня в этом стиле. 20 апреля 1969 года югославская УГБ добилась своего: Станич хряпнул Лубурича молотком и скрылся.

[править] Послесловие

[править] Диванные войска

Хорватская диаспора решила затеять мстю сербам и создала кучу организаций. Лубурич запилил Хорватское Национальное Сопротивление, конечной целью которой был опять-таки развал Югославии и запил собственного хорватского государства с блэкджеком и шлюхами… которое дружно занялось криминалом: рэкет, вымогательство, заказные убийства и угон автомобилек. Бабки они пропивали или тратили на взрывчатку, чтоб что-нибудь взорвать в посольствах. Короче, та же хуйня, которой страдали змагары и бандеровцы из-за бугра, до которых КГБ не добралось. На помощь им пришли и бежавшие из послевоенной Югославии мигранты, и разочаровавшиеся коммунисты.

Павелич же разругался с Лубуричем из-за того, что тот действовал не по инструкции: типа Лубурич был только против сербов, а Павелич — только против коммунистов (хотя в сортах говна в Югославии не разбирались). Лубурича в итоге пидорнули из движения, назвав ебанатом. Павелич в отчаянии сдружился с бывшим югославским королевским премьером Миланом Стоядиновчем и договорился распилить Боснию и Герцеговину пополам, отдать Сербии всё, что лежит к югу ниже, а себе — запад всей Югославии. Усташи разосрались, сказав, что и Павелич теперь ебанулся и что им такой лидер не нужен. Они пробовали заслать десант в Югославию, однако зафейлились: УДБА захапала всех за яйца и немножко расстреляла.

В 1970-е и 1980-е годы сербская мафия внесла свою лепту в погром усташей: на фоне грабежей банков, совершаемых в странах Европы, в барах, ресторанах и гостиницах мёртвыми от передозировки свинца находили то одного хорватского пидриёта, то другого. Сразу же эмиграция начала выть: дотянулась югославская гэбня. Списали на Желько «Аркана» Ражнатовича, который хоть и уверял, что не работает на югославские спецслужбы, но сам на суде в Белграде по поводу пьяной драки орал «Да я в МВД работаю, да вы кого судите?!»

[править] Родина вас забыла

В 1991 году усташская миграция с радостью покатила обратно в Хорватию резать клятых сербов: тогда покатились Югославские войны. С обеих сторон полезли добровольцы: сербы позвали единоверцев из Греции и России, причём русские откликнулись на этот призыв на фоне появления кучи монархических партий, которые тосковали по хрусту французской булки, а в хорватах разглядели хохляцкую сущность; хорваты позвали ультраправых зигамётов из Германии, Австрии, Франции, Великобритании и много ещё откуда, однако союза с мусульманами построить не получилось, ибо те объявили и сербов, и хорватов своими угнетателями. Завязавшийся пиздец характеризовался взаимным выпиливанием и тех, и других.

В итоге в 1995 году Хорватия отстояла свою целостность и выкинула на мороз почти всех сербов, отмазавшись в Международном трибунале по бывшей Югославии. Однако с 2000 года новый президент Хрватской, цыган Степан Месич стал ради стремления в Евросоюз как бы говорить, что Павелич был нехорошим человеком и усташи нехорошие люди, в ответ на что взбаламутились 12 генералов, которые написали открытое письмо Месичу: мол, ты хуй и говно, мы воевали за незалежную Хорватию, а ты нас на помойку? ((спойлер: А теперь представьте, что Порошенко внезапно сказал, что Бандера хуйло и что с Россией надо-таки дружить, как бы отреагировала хохлядь на это?)) Месич отправил невозбранно всех в отставку. Хорватия, вступив в ЕС, вынуждена была спилить все памятники усташам, поскольку Евросоюз мог бы и по ебалу треснуть. В итоге усташи уползли, скрипя зубами, в подполье, ругаясь и матерясь.

А за бугром сразу же прочухали про деяния усташей и стали выкидывать местных мигрантов обратно в Хорватию, напевая «Ехай нахуй». Кто-то остался в США, Южной Америке, Канаде, Европе, Австралии и т. д., но домой ехать не хочет — во-первых, жопа в тепле, во-вторых, за их убеждения местные могут и пристрелить. С 2014 года усташи рвутся отыграться в Донбассе за учинённый облом, но и там коварные сербы их поджидают, отстреливая и кроша.

[править] А что, если?

Ну есть и другие точки зрения, которые сербам покажутся кощунственными также, как монархистам то, что Николашка ебал Матильду (или Распутин императрицу Александру), а коммунякам — что Сталин расстреливал миллионы или что советская армия ебала-убивала немок и их гусей, вот только срач около них уныл по сравнению с Холокостом и ещё более ничтожен по сравнению с хохлосрачем.

  • Историки не могут сойтись, сколько лично заколол Павелич: минимальная цифра - 197К, максимальная - 800К (как с холокостом). Кто из них был убит в бою, кто умер от ран, кто был казнён, кто был попросту убит как гражданское лицо - трудно сказать. Плюс ещё по выжившим путаница: по Педивикии, 240К приняли католицизм, ещё 400К сбежали в Сербию, где местные полицаи с Миланом Недичем наверняка не особо были рады их видеть, ибо «уважаемым партнёрам» пиздюлей давать фюрер не разрешил. Цыган и ЕРЖ во время чисток погибло на порядок меньше - 80К и 30К, но и их доля не такой высокой была, плюс ещё под вопросом, кто из них числился в рядах партизан.
  • Что происходило с выжившими и какова была реальная религиозная политика - если учитывать/не учитывать всю графоманию мнущих себя историками, то не всё так однозначно. Алоизие Степинац был идеологом крещения сербов в католичество: дескать, окатоличенного усташи трогать не будут, пусть он даже самый ярый серб в стопицотом поколении. И вроде как есть тому свидетельства, что часть евреев приняли «истинную веру» и тем самым спаслись, да и сам Анте Павелич был женат на ЕРЖшной бабе. Сам же Степинац, согласно историку Питеру Гебблуэйту, особо Павеличем доволен не был и считал, шо он перебарщивает, потому и арестовал с десяток распоясавшихся францисканцев. Ещё несколько иезуитов участвовали в сокрытии от пьяных усташских бандюганов гражданского населения (в том числе евреев), за что им как бы должно полагаться звание Праведников мира. Ну и ещё итальянцы своим затягиванием вставляли палки в колёса усташского всесжирающего механизма. Но сербские историки говорят - то были считанные единицы, и Ватикан вообще не мог определиться со своей позицией: насчитывается много документов, в которых Святой Престол переживал за своих пацанов в Хорватии, но при этом хрен что найдёшь по поводу жалоб кардиналов на то, как пшекских ксёндзов немцы спешили утилизовать.
  • Крокодил-куны утверждают, что два чувака - Младен Лоркович, глава МВД, и Анте Вокич, министр вооружённых сил, собирались тайно совершить переворот, привести к власти левых, но не коммуняк, и сблизиться с «разносчиками демократии». Они оба были возмущены тем, что Павелич проёбывает всё и вся, поэтому решили побыть эдакими фон Штауффенбергами - замочить козла, прийти к власти и объявить Тито-дрито и его партизан бандитами, а четников - монархотеррористами (но те знали про планы Лорковича и Вокича и готовились при случае огреть их по башке). Цимес был в том, что когда заговорщики стали переговариваться с британцами о помощи, те ни хрена не поняли, подумав, что эти двое крутят какой-то хитрый план, чтоб короновать себя фюрерами, поэтому Черчилль ничего не одобрил и запретил настрого очередным дерьмократам помогать. 30 августа 1944 года Павелич пригласил ничего не подозревающих Лорковича и Вокича на виллу, после чего арестовал. По итогам суда им устроили секир-башку, но некоторые упоротые личности, считающие себя хистори-кунами, приписывают к постам с этими фактами традиционное псевдовласовское «спасибо деду за попытку».
  • Коллаборационистские правительства ВМВ - часть истории, которую просто нужно помнить, а отношение должен вырабатывать каждый. Но если пытаются установить какую-то правопреемственность, то срач может вспыхнуть точно так же, как водород на свежем воздухе. В 1991 году Франьо Туджман, первый президент Хорватии, взял да и ляпнул, что НГХ нужно признавать как ЗАКОННОГО предшественника Хорватии после анальной оккупации австрияками, венграми и югославами, ибо оно выражало тысячелетние стремления хорватского народа, и намекнул, что надо бы аннексировать обратно всю Боснию. На радостях усташи стали переименовывать в этом духе улицы и славить своих дидов, воевавших за свободу Хорватии от коммуноимперских сербомоскалей. Полыхнувший срач затронул даже ЕС и США: Империя добра, которая поставляли оружие «хорошим» борцам против «плохих» сербов, всё же имели предел терпения и стали давить на Туджмана, требуя от того перестать хамить так, как будто у него в кармане вставная челюсть. Тот до своей кончины в 1999 году и не собирался отступать. А в 2003 году Иво Санадер, ставший премьер-министром, объявил, что для евроинтеграции надо идти каяться, и приказал закрывать эту лавочку. По мнению оставшихся усташских партий, этого не стоило делать, ибо Хорватия осталась без причитающихся плюшек, да и в ЕС более терпимы к этим неоднозначным личностям на фоне «русской угрозы».

[править] См. также